>
>
«Ирония судьбы. Продолжение»

«Ирония судьбы. Продолжение»

24.12.2007
29
Режиссёр: Тимур Бекмамбетов
В ролях: Константин Хабенский, Елизавета Боярская, Сергей Безруков, Андрей Мягков, Барбара Брыльска, Юрий Яковлев, Валентина Талызина, Александр Ширвиндт, Александр Белявский, Михаил Ефремов, Константин Мурзенко
Продолжительность – 125 м



«Ирония судьбы. Продолжение»

– Нет, Рязанов всё-таки молодец, что продолжение снял…
– Да, хоть денег заработает, наконец. А то все кругом богатеют, а режиссеры что?
– У него всегда какие фильмы ведь были. «Карнавальная ночь» вот – как это говорят, культовое совершенно кино.
– Да-да!
– «Карнавальная ночь», «Девушка с гитарой». И песни всегда такие хорошие.
– «Москва слезам не верит» ещё хороший фильм.
– Нет, «Москва слезам не верит» это Меньшов снимал.
– Ах, да.
– «Вокзал на двоих» ещё…
– Нет, это Михалков

Примерно под такие беседы готовился ваш покорный к неотвратимому – за спиной в переполненном зале судьбы отечественного кино обсуждала компания пожилых женщин. Одного беглого взгляда на зал хватало, чтобы понять – план вытащить в кино всех тех, кто обычно сидит дома перед телевизором, сработал на ура. Чёрт знает, что конкретно тут щёлкнуло – магия узнаваемого, так сказать, бренда, или угроза не показывать новую «Иронию» по телевизору два года (что потенциально чревато ещё одним, уверен, не менее успешным, прогоном фильма по кинотеатрам на следующий новый год – со стороны прокатчиков было бы глупо не воспользоваться такой ситуацией). Но народ пришёл. И с ним поговорили.


«Ирония судьбы. Продолжение»

Взяв на себя ответственность выманить в кино всех тех, кто обычно туда не ходит, создатели новой «Иронии» подошли к делу с неожиданной серьёзностью. Словно испугавшись шокировать чем-то неприученную к большому экрану аудиторию, они сделали всё, чтобы человек, привыкший торчать перед ящиком, чувствовал себя в кинозале комфортно. Смотрите, здесь всё то же самое, что и в телевизоре. Вот новогоднее обращение президента к народу среди аккуратных кремлевских ёлочек. Вот Максим Галкин. Вот красивые компьютерные заставки. Вот, специально для тех, кого немного пугает перспектива оставаться наедине с фильмом два часа без перерыва, рекламные вставки – «Билайн», Toyota Camry, водка «Русский стандарт», снова «Билайн», косметика Faberlic, майонез, снова Toyota, «Билайн», «Билайн», ещё «Билайн». Вот Хабенский поёт под гитару «Если у вас нету тёти» – это уже почти «Старые песни о главном». Преувеличенно яркие цвета всего окружающего, кстати говоря, родом как раз оттуда.


«Ирония судьбы. Продолжение»

В перерывах между этими успокаивающими маячками иногда мельтешит сюжет, внутренняя реальность которого также заботливо адаптирована под мировоззрение всё того же немолодого, привыкшего сидеть дома зрителя. (В этом смысле «Ирония» даже вступает в диалог с другим новогодним хитом, фильмом «Жара», в котором тоже изображался параллельный мир, только с противоположного конца возрастного диапазона). Вот Хабенский – непонятно, чем занимающийся и в целом вроде чрезвычайный раздолбай, но ведь такой свой, родной. Вот красотка Боярская – тоже неясно, кто такая по жизни, но такая красивая. А вот Безруков, с хреновиной в ухе, вечно говорит непонятно с кем и вообще работает с этой новомодной сотовой связью, чтоб её, – подозрительный и ненадежный тип. А когда бьют куранты, надо непременно быть у себя дома, за столом, перед телевизором, и чтобы было, с кем выпить шампанское – и в этом, собственно, вся сущность главного праздника года.


«Ирония судьбы. Продолжение»

С точки зрения попадания в целевую аудиторию новая «Ирония судьбы» – фильм практически идеальный. В рамках собственного индивидуального жанра «обращение зомбоящика к аквариуму» он сработан на ура – а что у всех остальных могут быть претензии, так это уже и не важно. Этот праздник не про нас. Нам не надо рассматривать «Иронию» с точки зрения каких-то там вздорных представлений о современном кино, нахватанных из всяких книжек, статей и разных непонятных и тягомотных фильмов, с какого-то перепугу считающихся классикой мирового кино. А то мы, не дай бог, заметим, что Хабенский – отличный, на минуточку, комедийный актёр – вынужден играть какое-то бесхребетное ничтожество. Или что всей роли у заметно талантливой Боярской – изображать красиво оформленное пустое место, этакую, знаете ли, комнату с шикарнейшими обоями, но безо всякой мебели. Что единственным, по сути, внятным, живым и человечным персонажем выходит вроде бы отрицательный Безруков, находящий в этом фарсе поистине трагическую глубину. Что Мягков и Брыльска похожи не то на зомби, не то на манекенов со встроенным моторчиком, у которых вот-вот кончится завод. Что Бекмамбетов так увлёкся встраиванием рекламы в повествование, что снял, по сути, рекламный ролик длиной в два часа, в котором словно по недоразумению происходит ещё какое-то постороннее действие. Что пружина комического сюжета, таки закручивающаяся ближе к финалу во что-то по-настоящему интересное, смешное и искрящееся, трагически вязнет в патоке и пошлости, в водке и майонезе, в ярко раскрашенной новогодней пустоте. Но так ли это важно, когда у огромного количества людей действительно настоящий праздник? Одни прикоснулись к прекрасному, пусть и приведенному в хорошо знакомую форму. Другие отлично заработали и теперь могут с полным правом обменяться поздравительными хлопками по плечу, поскольку они так грамотно всё просчитали. А кто остался в результате с кислой рожей – видимо, сам дурак. Аминь.

Вердикт Кочерыжкина – беспрецедентная по-своему вещь – два часа вещания Первого канала на большом экране во всех кинотеатрах страны.

Серж Кочерыжкин

Серж Кочерыжкин

Рекомендуем почитать