>
>
>
«Фотоловушки в лесу — не только для зверей»: главный хранитель нацпарка «Столбы» о непростой борьбе с нарушителями

«Фотоловушки в лесу — не только для зверей»: главный хранитель нацпарка «Столбы» о непростой борьбе с нарушителями

29.03.2022
4
Иван Кириллов. Главный хранитель национального парка «Столбы»

«Учим валить лес и стрелять»

В отделе охраны сейчас работают молодые люди. Средний возраст — 30-32 года, приходит на работу много молодежи — 26-28 лет. В основном это выпускники Аграрного университета, СибГТУ и СФУ. Главный критерий для отбора — не какие-то умения или знания, а специальное образование, связанное с лесом — лесное дело, инженер по охране леса, охотовед, также приходят с общим образованием по профилю биология и экология.

Никаких тестов на выносливость или психологические особенности при приеме на работу не проводим. На медкомиссии отсеиваются только люди с плохим зрением и проблемами с давлением. Все остальные вопросы выявляются уже в ходе работы.

Для того, чтобы быть готовым ко всему, наши сотрудники проходят обучение лесохозяйственным работам, учатся на вальщиков леса, умеют тушить лесные пожары и руководить тушением, могут оказывать первую помощь.

Еще все проходят замечательные курсы для инспекторов в Хакасском заповеднике. На них мы узнаем юридические аспекты работы, а также проходим силовую подготовку и учимся обращаться с оружием. Подобные же курсы организовало Минприроды на базе концерна Калашникова. Туда мы отправляли людей на обучение по боевой и юридический подготовке, а также тактической медицине.

Вахта на дальнем кордоне

Основная работа наших сотрудников заключается в контроле заповедной зоны. Доступ в нее разрешен только сотрудникам для выполнения природоохранных и научно-исследовательских работ. Раньше в заповеднике была кордонная система. Люди жили там целыми семьями, вели хозяйство и присматривали за территорией.

Нацпарк «Столбы» на карте. Темно-зеленым отмечена зона полной заповедности. А самая светлая область — те самые 5 %, куда позволено ходить туристам

Сейчас инспекторы приезжают на эти кордоны с рейдами. Если взять Ману, там есть два кордона, и рейдовые группы приезжают туда на 8 и более дней. За это время они выявляют нарушителей, обследуют территорию, собирают первичные научные данные, проводят лесохозяйственные мероприятия. Заехали вахтой, отработали, потом их меняют следующие. В период распутицы, когда снегоходы уже не пройдут, а лодку еще нельзя использовать, там остается контролер или пожарный сторож. Тогда инспекторский состав переключается на другие лесничества.

По территории мы перемещаемся только ногами — пешком или на лыжах. А между кордонами переходы делаем на снегоходах, квадроциклах или лодках. Раньше у сотрудников были кони, но они ушли вместе с кордонной системой. Теперь их некому содержать, заготавливать для них сено и т. д.

«Квадроциклы распугали»

Через «Столбы» ежегодно проходит до миллиона человек. Поэтому и нарушители у нас — туристы, которые пренебрегли правилами нахождения на территории. Специально они это сделали, или нет, это уже другой вопрос. Года три-четыре назад на Базаихе часто ловили нарушителей на мотоциклах, снегоходах и квадроциклах. Сейчас их почти нет.

Мотоциклисты на "Столбах"

Видео: zapovednik-stolby.ru

В 2020 году у нас был такой случай — три мотоцикла проехали от Бобрового лога по Каштаковской тропе и поймали их только на кордоне Лалетино. Они все получили штрафы по 3 тысячи рублей, а также по 10 тысяч рублей сверху за повреждение почвы в тех местах, где съезжали с тропы. Но последние два года у нас такого не было.

Что касается браконьерства, то у нас на территории его почти нет, только единичные случаи. Они наблюдаются чаще всего в охранной зоне (буферная зона, куда могут входить туристы только по разрешению дирекции — прим. Newslab). Там мы периодически находим путики (лесные тропы, привлекательные для дичи) с расставленными ловушками, петлями и капканами.

Также бывают нарушения по рыбной ловле на реках — на Базаихе, на Мане. Кто-то даже самоловы ставит и сети. Электроудочки раньше были, но в последнее время с ними никого не ловили.

Но каждый случай браконьерства в национальном парке — это 100 % уголовное дело. Хотя мы очень внимательно разбираемся в каждом из них. То есть для охоты человек должен специально выслеживать или преследовать дичь. Бывает ситуация, когда человек находится на территории с огнестрельным оружием, но не применяет его, тогда это проходит как административное нарушение.

«Вину еще надо доказать»

Мы людей своих специально учим, как общаться с нарушителями и обычными посетителями. Каждую ситуацию отдельно разбираем. Ведь любое административное нарушение складывается из нескольких частей. Есть событие, и есть вина человека. То есть он зашел в закрытую зону — событие есть. А вот вину еще доказать надо.

На комиссии человек может заявить, что просто заблудился. В этом случае мы разбираемся, как он шел, откуда, каким путем, сколько по времени. Если всё указывает на отсутствие умысла, мы его предупреждаем, и на этом всё. Но если что-то не сходится, он получает штраф. У нас он минимум 3 тысячи рублей. Если еще причинен ущерб, то дополнительно подсчитывается его сумма.

Инспекторы на «Столбах» вполне контактные и не отказываются сфотографироваться с туристами
Фото: Светлана Юшкова
Та самая фотоловушка с антенной

Фотоловушки на «Столбах» мы ставим не только для того, чтобы за зверями наблюдать, но и для того, чтобы туристов ловить. В особо востребованных у туристов местах мы ставим специальные приборы с GSM-модулем. Они запрограммированы таким образом, что при срабатывании фотография тут же отправляется на телефон дежурному инспектору.

На снимке есть время, дата, координаты и, если повезет, лицо нарушителя. Инспекторы сразу туда отправляются и перекрывают пути отхода. Например, на тропе к Колокольне в этом году такие регистраторы уже принесли около 30 тысяч рублей, 10 человек поймали.

«Получили массу негатива»

Пять лет назад мы приняли решение закрыть Калтатский район из-за опасений, что он, как и Центральный район «Столбов», потеряет ценность в научном плане. При прохождении планового учетного маршрута мы перестали замечать следы кабарги, потом пропали краснокнижные сапсаны. А вместо них стали появляться новые тропы и мусор.

Долина Калтата со скалы Колокольня

В ответ мы получили массу негатива — люди не понимали, почему это всё произошло. Пять лет мы регулярно ловили там нарушителей. Некоторых вычисляли через соцсети. Например, в декабре 2021 года увидели, что организуется группа, перехватили ее и выписали штрафы на 38 тысяч.

Материалы по теме

Но после этого мы поняли, что так просто решить проблему не получится. Надо всё упорядочить и взять в свои руки. Поэтому появился маршрут на Колокольню. Он настолько востребован, что организаторы набирают группы на будние дни. Туда из-за большой концентрации медведей разрешены экскурсии только в сопровождении инспектора. У него есть оружие, которым он может воспользоваться, если медведь выйдет. Также он следит за исполнением требований, чтобы не мусорили, и отвечает за безопасность. Скоро этот маршрут мы закроем до осени, но потом возобновим.

Когда начали водить на Колокольню, стало понятно, что такие же маршруты можно водить на Дикие Столбы — Крепость, Дикаря и Развалы. Это на 4 часа экскурсия. На пожароопасный сезон с мая по июль разрешено будет ходить только в сопровождении инспектора, а вне сезона разрешение будем выдавать всем желающим.

Иван Кириллов признается, что ему очень нравится охранять заповедную территорию. При этом он не очень верит в то, что людей можно научить беречь природу и не нарушать порядки в охраняемой территории — слишком уж много видит примеров такого — вовсе не бережного отношения.

Беседовала Анна Кравченко специально для Newslab

Рекомендуем почитать