>
>
>
«На Запад меня уже не тянет»: как житель Калуги перебрался в Красноярск для работы в РУСАЛе

«На Запад меня уже не тянет»: как житель Калуги перебрался в Красноярск для работы в РУСАЛе

25.05.2022
0
Петр на рабочем месте в Красноярске

Пётр Зинкевич живет в Красноярске почти два года. В 2020 году он вместе с семьей переехал по программе релокации компании РУСАЛ. Первым об идее перенести центр принятия решений из Москвы в Красноярск высказался основатель компании Олег Дерипаска в 2011 году — на Красноярском экономическом форуме, а на Всемирном экономическом форуме в Давосе промышленник представил концепцию развития Сибири, где, по его словам, Красноярск — это промышленный и деловой центр.

Компания помогает сотрудникам с переездом, предоставляет комфортные условия проживания и работы, дополнительное медицинское страхование и помощь с образованием детей. Работа в Красноярске позволяет сотрудником быть ближе к собственному производству РУСАЛа в Красноярском крае — в регионе работают Красноярский и Богучанский алюминиевые заводы, Ачинский глиноземный комбинат, заводы по производству дисков «СКАД» и «КиК» и другие крупные предприятия.

«Опыт и образование помогли в карьере»

По образованию я инженер-металлург, два года работал прокатчиком (прокатчик работает с горячим металлом, который нагревается в кольцевых печах — прим. ред.), и меня на работу пригласил один известный европейский производитель автомобилей. Эту компанию во мне заинтересовало то, что у меня есть опыт в металлургическом производстве, есть инженерное образование, ну и так же я владею двумя языками — английским и немецким.

Из родного города я переехал в Калугу, где находился завод. Это небольшой город — примерно 150 км от Москвы, много местных работают в столице. Я бы вообще сказал, что он похож на пригород Москвы. Сразу после трудоустройства меня послали в Германию на обучение. Там я прожил какое-то время в городе Хемниц, после чего вернулся в Калугу, где и продолжил работать.

В 2019 году со мной связался отдел персонала компании РУСАЛ. В принципе, меня в моей тогдашней работе всё устраивало, но были и нюансы. Например, центр управления находится не в России, а в Германии, а значит, для серьезного развития необходимо было туда переезжать. Поработав полгода, я принял решение, что это не для меня. Ведь помимо работы есть еще и социальная жизнь, она накладывает отпечаток: можно быть высококлассным специалистом, хорошо работать, но приходить домой и оставаться в одиночестве.

Люди там все-таки закрытые и, несмотря на то, что я хорошо владею немецким, мне сложновато было найти с ними контакт. В 28-30 лет приехать туда и сформироваться, как в России, не получится — только дети, родившиеся там, смогут интегрироваться. Те, кто переехал в Германию, живут русскими диаспорами, а до конца проникнуть в местное общество очень сложно и тяжело. В общем, когда мне поступило предложение, я не отказался от него, и позже, поразмыслив, согласился.

РУСАЛ заинтересовал меня тем, что мое место работы — дирекция по сбыту — это уже центральный офис со своими глобальными задачами. И работая здесь, ты находишься в эпицентре всех процессов. Я переехал не сразу — примерно через год. Когда мне рассказывали про работу, то сразу обозначили, что необходимо будет переехать в Красноярск. Но релокационный пакет был очень хорошим, в нем в принципе было всё необходимое.

Я работаю в департаменте по управлению продуктами и связям с клиентами. Мы оказываем поддержку нашим клиентам по всему миру, являемся важным звеном взаимодействия между заводами, дирекциями компании и потребителями. Для этой работы кандидат должен отвечать нескольким требованиям: нужно знать минимум один, а то и два иностранных языка, разбираться в металлургии, иметь инженерное образование, также обязательно нужно иметь опыт работы с отделом качества. Найти такого сотрудника непросто, и потребность есть постоянная.

«Бабушка моей жены строила Красноярскую ГЭС»

Сначала приехал я, а уже потом моя жена Анастасия. Коллеги меня очень тепло встретили, это было очень приятно, мы со всеми познакомились. Сразу же мне показали все обязательные достопримечательности — это остров Татышев, Столбы и другие места. Поэтому адаптации в плане общения не было, всё сразу было как в большой семье. У меня в отделе ребята все очень интеллектуальные, знают языки, с ними интересно общаться. Потом я нашел жилье, и уже приехала моя жена Настя. Компания компенсировала затраты на риелтора, на аренду и прочее.

Мы ничего не знали про Красноярск, не слышали. Но когда начали собираться, оказалось, что бабушка моей жены Анастасии студенткой приезжала на практику и принимала участие в строительстве Красноярской ГЭС, а дедушка родился в Абакане. Он нам рассказал очень много про Хакасию и Красноярский край, так как провел детство в этих местах

В Красноярске мы впервые столкнулись с природными явлениями, которых в Калуге не было— главное из которых морозы до −45 градусов, но мы адаптировались. Что касается экологии, то я родился и вырос там, где добывают уголь, поэтому я всё это с детства видел. Так что этот параметр для меня не существенен.

Для меня это уже второй крупный переезд в жизни, и я был готов, я знал, с чем столкнусь. Конечно, нам не хватает друзей, которые остались в другом городе. Но всё же мы переезжали семьей, и наша семья — центр всего, у нас такой подход. Мы собрали вещи, собаку — и всё готово.

Переезд для Петра — дело привычное

«Со временем условия только лучше»

Я попал, можно сказать, в первую волну переезда сотрудников. Да, были рабочие места на базе инженерно-технического центра возле КрАЗа, но было, конечно, тесновато. И вот через полгода появился большой офис в БЦ «Баланс», в котором разместился в том числе и наш отдел.

Мой департамент занимается продукцией Алюминиевого дивизиона. Есть 4 продуктовых направления: слитки плоские, слитки цилиндрические, первичные литейные сплавы, первичный алюминий и катанка. И еще одно направление: система менеджмента качества и опрос потребителей. То есть направление, связанное с улучшением внутренних бизнес-процессов путем взаимодействия с другими дирекциями компании и с потребителем.

Сейчас у тех коллег, которые приезжают, уже полностью готовы рабочие места: то есть они просто приходят в офис, настраивают всё, и уже готовы к работе. Процесс адаптации происходит намного быстрее. В целом, офисы в Красноярске и офисы в Москве ничем практически не отличаются. Вообще, у нас здесь работают несколько переехавших коллег — кто-то из Москвы, кто-то из Екатеринбурга. Практически никто из приехавших не покидает Красноярск, потому что условия здесь очень хорошие.

«Много нового, но мы адаптируемся»

Красноярск сильно отличается от Калуги. Здесь есть многое из того, чего у нас в городе не было. Например, очень много парков. Было в новинку, что есть целый остров отдыха (имеется ввиду остров Татышев — прим. ред.). Вообще всё, что связано с природой, многократно больше. В Калуге всего два парка — Центральный и Парк культуры и отдыха. Да, тоже есть Сосновый бор, но он не такой благоустроенный.

Еще в Красноярске очень много музеев, а в Калуге всего два. Мы ходили в Краеведческий музей — он очень большой. Часто ходим в Музыкальный театр, очень хотим попасть в ТЮЗ.

Когда сюда переезжали, мы знали о том, что здесь очень суровые зимы. У нас есть просто зимняя одежда и есть гиперзимняя. Я родился в тепле, для меня минус 40 — это, мягко, говоря непривычно, в Калуге дикий мороз — это минус 25. До Красноярска мы вообще не слышали про аномальные морозы и всю зиму здесь ходим в балаклавах. Хотя, конечно, в Красноярске климат более сухой и не так чувствуется холод.

В морозы не снимаем балаклавы

Красноярцы отличаются от других жителей страны, особенно мы это заметили в языке. Например, мы не можем привыкнуть к тому, что «ну» — это значит «да». У меня на работе и на производстве все друг к другу обращаются по имени-отчеству вне зависимости от возраста, я к этому тоже долго привыкал. Северные люди не такие эмоциональные, немного закрытые, спокойные. Я сам с юга, я очень общительный, поэтому отличаюсь от коллег: например, могу за две минуты со всеми переобщаться.

Плюс еще все очень дисциплинированные — мы в пандемию этому очень удивились, как всё работало слажено, как соблюдались все меры — проверяли все коды, носили маски. Даже в Москве такого не было.

Транспортная оторванность Красноярска нас не так сильно смущает. Если это отпуск один-два раза в год, то нет никакой проблемы летать через Москву, например. Но мы здесь для себя выбрали другую тактику — мы путешествуем по Сибири. В прошлом году были в Хакасии, посмотрели Саяно-Шушенскую ГЭС. В этом году поедем на Алтай, хотелось бы на Байкал. У моих коллег есть желание поехать в Европу отдыхать, а мне, так как я там уже был, это не особо интересно. Удивительно, что многие красноярцы ни разу не были ни в Хакасии, ни на Алтае, а вместо этого летают в Сочи или Турцию.

Вообще, мне Красноярск был интересен тем, что отсюда проще улететь в Азию — в Китай, Вьетнам, там, где я не был. Я думаю, что в ближайшее время мы посмотрим и в эту сторону.

Сейчас мы не задумываемся, будем ли отсюда уезжать. Всё будет зависеть от будущего, от развития, от того, как сложится жизнь. Здесь мы уже два года. Если бы нам не понравилось, мы бы сразу уехали. Но пока что всё устраивает. Я не считаю Красноярск просто местом командировки, это город, в котором мы действительно живем.

Беседовала Валя Котляр специально для Newslab,
фото из личного архива героя интервью

Рекомендуем почитать