>
>
>
«Как вернуть жизнь российским городам»: архитектор и урбанист о квартальной застройке в мире, России и Красноярске

«Как вернуть жизнь российским городам»: архитектор и урбанист о квартальной застройке в мире, России и Красноярске

15.07.2021
18

Улицы как главное общественное пространство

Что такое «квартал»? Его история уходит корнями в глубокую древность — Антон Шаталов рассказал, что в книгах можно встретить упоминания о древнегреческом городе Милете, строившемся по системе Гипподама Милетского, которого принято считать автором данной планировки.

Антон Шаталов
Фото из личного архива

Поэтому и систему, по которой застраивался город, впоследствии назвали «гипподамовой». Найти планировку, похожую на квартальную можно даже в городах Месопотамии и Древнего Египта.

«Сам по себе термин „квартальная застройка“ — народный, отечественный, и довольно молодой. Он появился, как противопоставление микрорайонам со свободной планировкой. Квартал — это фрагмент городской ткани размером примерно от 1 до 5 га, обрамленный улицами со всех сторон. Как правило это прямоугольник или квадрат. Строго ортогональный план города по-прежнему можно встретить в ряде современных городов — нью-йоркский Манхеттен или барселонский район Эшампле. Красноярский исторический центр тоже имеет регулярную планировку с довольно крупными кварталами 300 X 150 и 150 X 150 метров», — отметил Антон Шаталов.

При квартальной организации города его улицы становятся главным общественным пространством. Здесь общаются горожане, сюда смотрят фасады домов, витрины магазинов, столики кафе... Именно улица делает город городом.

Внутри самих кварталов расположены жилые дома, парки, скверы и всё, что только есть в городском пространстве. Поскольку идея кварталов очень старая — город, построенный по этом принципу, принято называть «классическим».

Из Манхэттена по всему миру

Пётр Иванов
Фото: страница ВК Петра Иванов

В свою очередь урбанист Пётр Иванов рассказал, что путь к современной квартальной застройке был очень долог. Первыми делать улицы, как таковые, придумали римляне — но использовали они их лишь под военные нужды, и не давали им названий. После падения Рима возникшие на его руинах европейские города также долгое время страдали от беспорядочной застройки. Исправить сложившуюся ситуацию смогли голландцы.

«Старые европейские города застраивались довольно хаотично. Если мы окажемся в старом городе Европы, то увидим беспорядочное нагромождение домов. Все это продолжалось до тех пор, пока у голландцев не появилась идея строить кварталы. При квартальной застройке улицы получили названия и стали общей собственностью, общим благом. То есть квартал — это частная территория, со всех сторон огороженная общественной территорией. Голландскую модель переняли во многих странах Европы и в США», — рассказал Петр Иванов.

Поскольку нью-йоркский Манхэттен в своё время застраивали как раз кварталами — идея квартальной застройки получила распространение. Нью-Йорк демонстрировал невероятный экономический рост, поэтому другие страны все чаще присматривались к американскому городу. Так во всем мире утвердилась идея, что квартальная застройка — очень привлекательный способ строительства.

Однако первые кварталы кардинально отличались от современных. И если сама их идея возникла в Голландии, то по-настоящему комфортными кварталы стали во многом лишь благодаря опыту Германии.

Как немцы двор изобрели

Главная беда старых кварталов — они были очень тесными. Частные собственники в погоне за прибылью застраивали территорию домами практически впритык друг к другу. Нормальные дворовые территории долгое время были исключением из правил. По сути это была прихоть конкретного состоятельного землевладельца: «Вот я построил квартал, а теперь сделаю внутри фонтан, бассейн и вообще всё, что душа пожелает».

Даже в Красноярске есть квартальная застройка с просторными дворами. Самый очевидный пример — «Южный берег»
Фото: vk.com/beregcity

Нормальные дворы массово стали делать лишь с рождением идеи детской площадки. Дело в том, что до начала XX века общество не воспринимало детство, как какое-то особенное время жизни. Ребенок считался «маленьким взрослым», который наравне с обычными взрослыми должен вкалывать в шахте или на фабрике. И лишь в 20-е годы прошлого века в Германии возникла идея, что детство — особое время в жизни человека, когда ему нужно играть и развиваться. Быстро родилась идея особой территории, где дети могли бы проводить время.

Встал вопрос — а где поставить эти детские площадки? Ответ быстро нашелся — внутри квартала. Так в Германии появились первые детские площадки и первые полноценные дворы.

Микрорайон и не важная для СССР проблема

Как известно, в СССР вместо кварталов, в основном, строили микрорайоны. Сама идея микрорайонов появилась за рубежом. Можно выделить двух основных её идеологов:

  • Ле Корбюзье — французский архитектор, создавший «Афинскую хартию» — градостроительный манифест, по которому город нужно разделять на жилые массивы, промышленные территории, зоны отдыха и транспортную инфраструктуру.
  • Кларенс Перри — американский градостроитель и социолог, сформулировавший идею микрорайона, в котором жилые дома произвольно располагаются вокруг социального центра — например, школы или церкви.

«Микрорайон — это жилая планировочная единица, где кроме жилья располагается вспомогательный соцкультбыт в базовом объеме — детские сады, школы, поликлиники, продовольственные магазины, аптеки, почта, и проч. Микрорайоны крупнее кварталов — от 20 до 100 га, они обрамляются магистральными улицами. Внутри микрорайона может быть любая структура — при размещении домов планировщики руководствуются нормами инсоляции, ветрозащиты, и просто композиционно-эстетическими мотивами», — рассказал Антон Шаталов.

Беда микрорайонов в том, что бизнесу в них расти куда сложнее, чем в кварталах, подчеркивает Петр Иванов. Квартал со всех сторон закрыт улицами, по которым ходят люди — они смотрят на витрины и вывески на первых этажах. Магазины и услуги процветают и платят налоги в бюджет. В микрорайоне такого быть не может — здесь не принято делать улицы помимо тех, что уже есть. Дорожки между домами порой протаптывают сами жители. Бизнесу к такой ситуации адаптироваться очень сложно.

Принципы «Афинской хартии» критиковались по всему миру. Но в СССР, где частной собственности не было, идею микрорайонов приняли очень хорошо. Они сопровождали производства и предполагали доставку рабочих в цеха пешком или общественным транспортом.

Не выученные советские уроки

После Второй мировой войны микрорайоны начали массово строить не только в СССР. Однако, как говорит Антон Шаталов, если к концу 70-х мир стал возвращаться к классическому городу, то в Советском союзе микрорайоны прижились — потому что всё в стране по-прежнему считалось общим, и делить территорию города на частную и общественную не требовалось.

«Микрорайон стал отражением советского образа жизни — реальным лицом индустриального советского города. Несмотря на то, что Советский союз распался 30 лет назад, страна пережила десятилетия звериного капитализма, а мир стоит на пороге шестого технологического уклада, нормативы градостроительного проектирования, современные генпланы и заложенные в них городские структуры по-прежнему предполагают микрорайоны, как основную планировочную единицу наших городов», — рассказал архитектор.

Сегодня советские микрорайоны обрастают все новыми домами уже современной постройки

Пётр Иванов, в свою очередь, считает, что большинство российских застройщиков предпочитают высотные дома, желательно этажей так на тридцать. Дело в том, что в России до сих пор действуют правила инсоляции, принятые в Советском Союзе для борьбы с туберкулезом. По этим правилам построить квартал из высотных зданий не получится. Значит, остается лишь микрорайонная застройка. Вот только с развитием технологий благоустройство микрорайонов, судя по всему, не улучшалось — по крайней мере, в них нет того, что можно было встретить в СССР.

«Незадолго до реновации в Москве одна моя студентка изучала микрорайоны „хрущевок“, и выяснилось, что там во дворах можно найти ландыши. А ведь ландыши — это довольно прихотливый вид, который живет только в лесу. Советские микрорайоны обладали потенциалом стать лесом, и если становились им — с экологией там все было очень хорошо», — рассказал Пётр Иванов.

Кроме того, почти все российские застройщики как-то забыли суть идеи Кларенса Перри — дома должны располагаться вокруг объекта социальной инфраструктуры. Например, новой школы.

А что в Красноярске?

Мир постоянно меняется и потребности людей постоянно растут. Европа сегодня продолжает развивать и переосмысливать именно квартальный подход. Например, в Барселоне появилась концепция «суперквартала» (superblock) — он занимает куда большую площадь и на его внутренних улицах запрещено движение автомобилей и индивидуального транспорта с высокой скоростью. Это позволяет решить проблему лишнего шума.

Между тем, в России сам по себе квартальный подход остается крайне редким явлением по озвученным выше причинам.

«Южный берег» стали быстро узнавать благодаря расположению на видном месте и общей непривычности такой застройки для краевой столицы
Фото: vk.com/beregcity

«Есть политическое обещание делать кварталы, которое звучит от разных главных архитекторов и политиков. Но в итоге ничего не происходит. Поэтому квартальная застройка — продукт сугубо личной воли конкретного девелопера, который решает, что будет делать именно кварталы. Но это скорее разовые случаи — потому что и законодательство, и экономическая ситуация склоняют девелоперов к тому, чтобы строить микрорайоны», — рассказал Пётр Иванов.

Самый известный пример квартальной застройки в Красноярске — ЖК «Южный берег», первый проект застройщика «СМ-СИТИ». Видимо, из-за нетипичности для краевой столицы, «Южный берег» быстро стали узнавать — даже те, кто не интересуется недвижимостью и понятия не имеет, кто строил эти дома недалеко от Предмостной площади.

Материалы по теме
Что не так c жилой застройкой Красноярска?
Обман дольщиков, пробки и переполненные детсады

«„Южный берег“ наиболее близок к квартальной застройке из того, что я видел в России. Его минус в том, что он, на мой взгляд, недополучает в плане экономики — если бы эти дома построили в Центральном районе, в них бы открылось гораздо больше частных бизнесов», — уверен Пётр Иванов.

Интересно, что даже Илья Варламов в своё время красноярские кварталы похвалил — в 2018 году он приехал в краевую столицу, обозвал «панельным адом» типовую застройку, а дворы «Южного берега» назвал «светлым будущим Красноярска».

Получается, квартальная застройка в Красноярске появляется не благодаря чему-то, а вопреки, потому что конкретный застройщик принял решение делать именно кварталы. И, видимо, отметив популярность «Южного берега», продолжил «гнуть свою линию» — «Новый Академгородок» и «Бограда, 109» этой же компании строят по тому же принципу.

Чем полезен квартал?

В завершении можно пофантазировать — что будет, если строить кварталы в России станет выгодно и все застройщики начнут этим заниматься? Это, конечно, не значит, что всё изменится в одночасье — ведь уже построенные микрорайоны никуда не денутся.

«В России «квартальная застройка» — это лишь попытка придать регулярную структуру микрорайонам с их школой в центре и магистралями вокруг. В таком подходе безусловно есть логика — он позволяет четко ранжировать пространства от общественных до полностью приватных, — отметил Антон Шаталов.

С квартальной застройкой в спальные районы возвращаются деловая активность, разнообразие и жизнь, считает архитектор. Благодаря четкому разделению территорий, дворы воспринимаются жильцами, как их личное пространство, люди начинают куда тщательнее следить за порядком.

Дети играют в закрытых от машин приватных двориках, на уличные фасады возвращаются витрины магазинов, вывески городских сервисов и террасы кафетериев. Люди снова встречаются на улицах и заводят знакомства.

Кроме того, квартальная застройка могла бы решить одну из главных бед Красноярска — проблему пешеходной среды, считает Пётр Иванов. Ведь при строительстве микрорайонов не появляется новых улиц, а внутренние проезды каждый застройщик создает лишь в границах своего участка. Договариваться между собой о согласовании проездов и тропинок никто не обязан. А потому у разных компаний, строящих соседние ЖК, дорожки и проезды могут не сочетаться вообще никак. Порой — даже не быть связаны.

Взлетка — одна из самых активно застраиваемых частей Красноярска. Проблем пешеходной среды тут хватает

«В результате возникает большая проблема — как по всему этому ходить простому человеку, который понятия не имеет, где там у кого какие были границы освоения территории?.. Бывает, что между пешеходными дорожками одного застройщика и пешеходными дорожками другого застройщика приходится идти по грязи, которая в дождь и вовсе превращается в маленькое море», — рассказал Пётр Иванов.

В случае же с кварталами новые, согласованные между собой улицы будут появляться вместе с новыми домами, считает урбанист. Не просто тропинки, а полноценные улицы, которые благодаря местным властям будут более-менее благоустроены.

К сожалению, такая идея кварталов в России пока остается экзотикой. Как можно видеть, причин тому огромное множество — исторические, экономические, юридические... Для того, чтобы квартальная застройка стала чем-то обыденным, потребуются значительные изменения. Тем интереснее будет, если это действительно произойдет.

Андрей Медведев специально для интернет-газеты Newslab, фото Алины Ковригиной

Шаталов Антон Борисович
Управляющий партнер в ООО «Проектдевелопмент»

Рекомендуем почитать