>
>
>
«Моя дочь спала на верстаке»: как 20-летняя Лора строила Красноярскую ГЭС и укрощала Енисей

«Моя дочь спала на верстаке»: как 20-летняя Лора строила Красноярскую ГЭС и укрощала Енисей

09.07.2021
79
65 лет назад в Шумихинском створе под Красноярском началась «ударная комсомольская стройка» — возведение первой гидроэлектростанции на Енисее. Фото из кабины строительного крана
Автор снимка — муж Лоры Сосновской

«Молодежь рвалась на стройки»

Я родилась в 1940 году в поселке Каменка в Ивановской области. После учебы в костромском химико-механическом техникуме мне нужно было отработать три года на предприятии. Мы с подругой выбрали отправиться по распределению в Иркутск. На местном химическом заводе была работа, но они не могли предоставить жилье, как нам обещали в направлении. Оказалось, что в Иркутск на Байкал тогда хотел приехать Эйзенхауэр (34-й президент США с 1953 по 1961 гг., — прим. Newslab). И заводское начальство решило переселить рабочих, живших в подвальных помещениях, в общежития, предназначавшиеся в том числе для нас.

В итоге нас перенаправили в Усолье-Сибирское. Там же я скоро вышла замуж, и после моей трехлетней отработки мы с мужем решили отправиться строить Красноярскую ГЭС. Подробности о начале строительства я узнала из газет, но вообще об этой стройке знала вся страна. Молодежь рвалась на стройки чего-то большого.

Сначала муж съездил сюда проведать обстановку — ему всё понравилось. А потом мы собрали два чемодана: подушки, одеяла, стопка книг. И поехали! В Красноярске остановились в Доме колхозника. Мы впоследствии еще много раз ездили гулять по Красноярску, но в те времена он показался мне менее уютным, чем тот же Иркутск.

На следующий день мы приехали в Дивногорск и пешком дошли до ГЭС. В управлении строительства нам сказали: «Работа есть, жилья нет! Если найдете жилье — пожалуйста». Повторилась моя иркутская история. Мы побродили по городу и поняли, что квартиру нигде не снимешь, поэтому уехали обратно в Красноярск. На следующий день вернулись с конкретной целью — найти жильё. Походили-походили, снова ничего не нашли и уже хотели опять уезжать. Но вдруг один мужчина, с которым муж познакомился на ГЭС, сказал нам, что скоро съезжает с комнаты в трёхкомнатной квартире. Предложил нам там устроиться, и мы согласились. За стеной был сильно пьющий сосед, а я очень боялась и боюсь пьяных.

«Ушла под воду в тяжелых сапогах»

18 мая 1963 года мы вышли на работу. Мы приехали уже после перекрытия Енисея. Муж решил устроиться в управление механизации на краны, а я в управление основных сооружений — электриком четвертого разряда.

Были разные смены — и дневная, и ночная. Задачи были каждый день похожи, но из-за стройки и особенностей предприятия периодически приходилось заниматься чем-то новым. Один раз из-за отключения насоса у нас затопило блок. Мы с напарником пошли налаживать насос, и тут он как махнул руками, что сшиб меня, и я упала в воду. Ушла глубоко, а платок мой всплыл. Напарник испугался, но я плавала хорошо, поэтому, несмотря на тяжелые резиновые сапоги и одежду, выплыла. Ну и ничего страшного, пошла в свой вагончик, просохла и снова за работу.

Первая половина 1961 года
Источник: gelio.livejournal.com

ГЭСовской зарплаты в целом хватало. Тогда была распространена система кредитов от предприятий. Понадобились деньги на что-то большее, чем ваши стандартные потребности в месяце, — взяли на работе кредит, а предприятие постепенно списывает эти деньги из следующих зарплат. Это было удобно, не нужно ходить ни в какие банки и договариваться. Мы так обставили новой мебелью нашу комнату. В будущем я так детям одежду покупала. Но и без кредитов мы не бедствовали. Например, мы немного копили и каждый год путешествовали ко мне на родину — и на самолете, и на поезде.

Иногда нас посещали журналисты. Вот привязался ко мне один, а я не хотела давать интервью! А мои коллеги ему как начали кричать: «Вот ее давай фотографируй!». В итоге он даже в маленькой заметке неправильно обо мне написал: во-первых, будто я закончила иркутский техникум, а во-вторых, Ларисой назвал, когда я Лора.

«Дочь спала на верстаке»

Нас позвала сюда романтика. Комсомольцы едут что-то строить! Я тоже была комсомолкой. Между людьми на стройке были очень добрые человечные взаимоотношения. Было всё как-то по-домашнему. Но на самом деле постепенно романтика рассеивалась, и меня накрывало разочарование. В основном из-за очень частых нарушений техники безопасности и безответственного отношения к строительным материалам.

Часто идешь по стройке — там брошены гвозди, там инструменты.... Еще меня однажды чуть не пришибла бадья, я прямо как в фильме увернулась от нее. Кстати, еще до нашего приезда, такая же бадья пришибла мужчину насмерть. В общем, никакого порядка.

Строительные работы велись под защитой земляных перемычек
Источник: my.krskstate.ru

Просто мне было с чем сравнивать, ведь я успела поработать уже на стабильном достроенном предприятии. А на строительстве другие порядки. Хотя мужу моему нравилось на кранах, куда он и устроился изначально. А я спустя время перешла в вибраторную, где стала заниматься ремонтом электротехники. Иногда я брала с собой на работу дочь, она у меня там на верстаке спала. Если мы с мужем работали в разные смены, он после работы забирал ее домой.

Так я доработала до 1968 года, параллельно тогда я заочно закончила институт. И на два года ушла в дирекцию, где проверяла комплектацию присылаемого на ГЭС оборудования. В это время мне предложили написать отзыв на диплом студента гидроэнергетического техникума. Я написала, и после этого меня пригласили на работу в техникум на отделение электрооборудования станций. Многие мои выпускники до сих пор работают на ГЭС, а когда-то я водила их туда на экскурсию, и мы сверху донизу всё изучали.

В ноябре 1967 года были запущены первый и второй гидроагрегаты Красноярской ГЭС

«Получился красивый город!»

Дивногорск тогда только зарождался. Смотришь на город — в основном деревянные двухэтажные дома. Дорог никаких, кругом грязища. Я глядела на это и говорила мужу: «Слушай, здесь никогда не будет порядка!». Но уже тогда были кинотеатр, баня и клуб. Перед баней и кинотеатром стояли большие железные корыта и веники, чтобы люди могли обмыть резиновые сапоги.

Иногда к нам приезжали разные киностудии. Например, я помню, как людей собирали сниматься в эпизоде на улице Гримау. Сотрудники киностудии пускали дым, чтобы обстановка была похожа на раннее туманное утро, а люди среди него по задумке якобы шли на работу. Это не единственный случай, у нас так же снимали эпизоды фильмов на Набережной и в котловане на станции.

Далее подключились художники с киностудии. Они пришли на ГЭС, а мы с напарником в тот день оказались на дежурстве. Так они ему на плечо закинули кабель, меня рядом с ним поставили — и нас так нарисовали! Потом они делали выставку своих зарисовок в кинотеатре, и мы туда попали.

Вообще много у нас бывало артистов. Приезжали Лариса Мондрус, Стахан Рахимов и Алла Иошпе, Ободзинский. Когда построили ДК, приехал выступать Высоцкий. Ну тогда вообще народу было.... Заняты все проходы! Народу битком. А он долго выступал, потому что между песнями общался с публикой. Еще, если город посещали актеры, было заведено, что перед началом фильма в кинотеатре они выступали с номерами. Рыбников, например, пел, а Юматов просто рассказывал нам всякие истории.

Постепенно у меня начали меняться впечатления от города. Строители ГЭС параллельно строили и Дивногорск. Мы с бригадой Борзова, например, обустраивали улицу Комсомольскую. В итоге получился красивый город!

До самой пенсии Лора Сосновская 22 года проработала в гидроэнергетическом техникуме. Дивногорск в итоге так понравился её семье, что они решили остаться в нём насовсем. 

Беседовала Анастасия Сосновская специально для Newslab
фото из личного архива Лоры Сосновской

Рекомендуем почитать