>
>
Сумерки. Сага. Затмение/ The Twilight Saga. Eclipse

Сумерки. Сага. Затмение/ The Twilight Saga. Eclipse

02.07.2010
67

Сумерки. Сага. Затмение/ The Twilight Saga. EclipseРежиссер — Дэвид Слэйд
В ролях: Кристен Стюарт, Роберт Паттинсон, Тэйлор Лотнер, Брайс Даллас Ховард, Билли Бёрк, Питер Фасинелли
Продолжительность — 124 мин

В третий раз с многосерийными эпопеями случается всякое. Бывает, что они окончательно уходят в крутое пике («Блэйд», «Человек-паук»), а бывает и наоборот, что взлетают вдруг к неизведанным высотам («Гарри Поттер»). Первого с «Сумерками» в третьей серии, к счастью, не происходит. Второго, увы, тоже — хотя рывок вверх, надо признать, получился довольно мощный.

Понятно, что у земли «Затмение» держат в первую очередь многочисленные собственные особенности, без которых «Сумерки» не были бы «Сумерками». Примерно половина фильма по традиции отводится под бесконечные разговоры о любви, возможности любви, невозможности любви и прочих бесконечно душещипательных вещах прямиком из подросткового дневника, которые, видимо, страшно дороги целевой аудитории. Новый режиссер Дэвид Слэйд, автор злющего педофильского триллера «Леденец» и лютого вампирского фильма «30 дней ночи», мудро следует совету Бориса Борисовича Гребенщикова — встав на пути столь высоких чувств, он тут же отходит в сторонку.

Зато во второй половине Слэйд уже разворачивается во всю мощь — и «Затмение» в результате из всех выпусков саги, пожалуй, больше всего похоже на настоящее кино. Ладный, выразительный, энергичный, местами даже по-хорошему страшноватый вампирский триллер — именно это содержится в той второй половине «Затмения», которая начинается каждый раз, когда представители ключевой троицы Беллы, Эдварда и Джейкоба, наконец, перестают обсуждать свои чувства. Причем видно, что Слэйд честно отрабатывает сценарий, не пытаясь контрабандой пронести туда собственных идей.

Особенно забавно, что он подчеркнуто игнорирует имевшийся в книге сюжет о постоянном сексуальном томлении Беллы, вечно разбивавшемся о гипертрофированную благовоспитанность Эдварда. Вместо того чтобы сделать это линией основного напряжения, на которой держится весь фильм (как можно было ожидать от автора провокационного и морально спорного «Леденца»), Слэйд, будто заботясь о моральном воспитании своей аудитории, аккуратно разбирается с этой проблемой в рамках одной-единственной сцены и более к ней не возвращается.

Зато он позволяет себе развлекаться другими, более тонкими способами. Временами он подкидывает киноманам красивые кросс-культурные отсылки. Вот на минутку заходит в бессловесной роли одного из первоначальных вампиров Питер Мёрфи, лидер легендарных Bauhaus — что, кстати, дико элегантно встраивает «Сумерки» в куда более широкий контекст современной готической культуры, чем им было позволено до этого. Или вот в толпе второстепенных вампиров мелькает вдруг личико Джоделл Ферланд, девочки из «Страны приливов» и «Сайлент Хилла» — и в конце её героине даже позволят сказать пару слов.

И вот с помощью таких приправ Слэйд делает фирменную подростковую сентиментальность «Сумерек», штуку довольно пресноватую, чего уж там, не только удобоваримой, но уже почти приятной для всех остальных. Для тех, чьи столь же исступленно-оголтелые беседы о любви остались в прошлом. Для тех, кто понятия не имел, почему надо выбирать, на чьей ты стороне, Эдварда или Джейкоба. Для тех, кто раньше полагал, что мир «Сумерек» — это такая герметичная вещь в себе, хоть и в околомировом масштабе. Их на «Затмении» ждёт приятный сюрприз — оказывается, им в этом мире тоже может быть интересно.

Вердикт Кочерыжкина - решительный шаг всей сумеречной саги в верном направлении

Рекомендуем почитать